Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А. Структура взаимодействия с глубинным «Я» в эриксоновской психотерапии

«Материалы Восьмых Страховских чтений», Саратов, 1999 г., С.67-69.

 

Эриксоновские методы, названные в честь известного гипнотерапевта, доктора медицины Милтона Эриксона, вновь возвращают профессиональный интерес к гипнозу и стратегической психотерапии. Скоро 20 лет, как эриксоновская терапия развивается без своего основателя его ближними и дальними последователями, в результате чего трансформируется в ряд таких направлений, как новый гипноз, гипноанализ, интегративная гипнотерапия и т.д. Одной из наиболее эффективных стратегий эриксоновской терапии, унаследованных и развиваемых в настоящее время эриксонианцами и нейро-лингвистами, является взаимодействие с глубинным “Я” или глубинным паттерном как источником “цельности личности, жизненной энергии и продуктивности”2.

 

В первой фазе взаимодействия с глубинным “Я” создается познавательный контекст, в котором клиент и терапевт выступают в роли исследователей неосознаваемых аспектов личности клиента. Отсутствие жестких указаний и вопросов, концентрирующих на проблеме, позволяет клиенту свободно сообщать любую информацию, связанную с изначально заявленным результатом. Задача терапевта на данном этапе состоит в формировании и углублении доверительных отношений с клиентом, поддержании в нем тенденций к самораскрытию и самоисследованию.

 

Следующая фаза взаимодействия состоит в поиске взаимосвязей всех внешне проявленных паттернов между собой. Клиент и терапевт совместно создают карту психологического пространства, метафору или мета-модель, описывающие данный процесс - в зависимости от профессиональных ориентаций терапевта и познавательной направленности клиента. По созданному им конструкту клиент может путешествовать, дополняя его информацией, либо в состоянии легкого транса задаться вопросом “а что стоит за этим?”, постепенно продвигаясь к более глубоким слоям своей личности. На данном этапе возможны абреакции, при утилизации которых процесс продвижения к глубинному “Я” значительно оптимизируется.

 

Третья фаза направляет процесс самоисследования на идентификацию глубинных паттернов и продвижение к эпистемологическому ядру личности клиента. В данный момент особенно важны принцип лингвистической экологии, избегание ярлыков в обозначении сущностных проявлений клиента, использование его языка (а не профессионального языка психотерапевта) для определения глубинного паттерна. Практика психотерапии связывает данный этап с наиболее частыми иллюзиями терапевта, что глубинный паттерн определен, которые в процессе дальнейшей интегративной терапии могут быть разрушены “неинтегрируемостью” клиента вокруг данного паттерна, свидетельствующей о том, что путь к ядру личности еще не завершен.

 

Четвертая фаза взаимодействия с глубинным “Я” состоит в идентификации глубинного паттерна, которая осуществляется в НЛП на сознательном уровне (вербализация), в эриксоновском гипнозе - на бессознательном в состоянии транса. В обоих случаях клиент становится способен идентифицировать обнаруженное в своем теле, обозначая локализацию в нем глубинного паттерна, пожелать оставить его как есть или сформировать новый паттерн, организующий взаимодействие с глубинным “Я” более конструктивно. На данном этапе возможны экстатические переживания клиента, связанные с пребыванием в центре самого себя, в различных видах неоэриксоновских терапий они поддерживаются медитацией либо усилением ратификации любых личностных проявлений.

 

Завершающий этап взаимодействия с глубинным “Я” в эриксоновской терапии состоит в утилизации полученного состояния как ресурса для решения заявленных первоначально проблем, саморазвития и интеграции личности. В зависимости от целей терапии возможны либо поэтапный возврат к первоначальной фазе, объединяющий все проявления клиента с его самоощущением глубинного “Я”, либо переформирование проблемы и изначального состояния, либо эволюционная ориентация по отношению к личностной истории, изменяющая систему взаимоотношений клиента.

 

Таким образом, взаимодействие с глубинным “Я” в эриксоновской терапии представляет собой многоуровневый процесс, охватывающий познавательный, эмоциональный и физиологический аспекты стратегий существования и мироощущения клиента. Такое взаимодействие требует предельной корректности терапевта в отношении языка, гибкости и креативности в выборе и конструировании терапевтических методов, готовности к взаимному самораскрытию в ходе глубинной психотерапии.

 

Л и т е р а т у р а

1.Ю.Абросимова Формирование понятия глубинного “Я” в эриксоновской психотерапии,- сб. “Вопросы акмеологии”, Саратов, 1999 г.

2.С. Гиллиген Терапевтические трансы. Руководство по эриксоновской гипнотерапии, М., 1997 г.

3.Б.Кейд, В.О,Хэнлон Краткосрочная стратегическая психотерапия,М.,1998г.

4.Л.Кроль Между живой водой и мертвой. Практика интегративной гипнотерапии. Учебное пособие по специальности “Психотерапия”,М.,98 г.

5.М.Эриксон и Э.Росси Ненаправленные формы суггестии. В работе Э. Росси (ред.) Сборник работ М. Эриксона по гипнозу: Том 1 Природа гипноза и суггестии, Нью-Йорк: Ирвингтон, 1980 г.