Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А. Физиологические и эстетические метафоры развития личности в психокоррекционном и обучающем контекстах

- Концептуальные парадигмы разума и человека. Межвузовский сборник, Саратов, 2002 г. С. 74-77.


Процесс качественного анализа эффективности психологической помощи и интенсивного обучения практической психологии обнаруживает ряд метафор на уровне физиологии и эстетических переживаний человека, которые являются внутренними индикаторами развития личности в данных контекстах. Цель статьи - проследить основные закономерности трансформации физиологических и эстетических метафор как одной из важнейших составляющих «обратной связи» клиент-психолог.

 

В обозначенных контекстах метафора - это иносказание, с помощью которого индивидуум сообщает о своем состоянии и внутренних процессах ведущему психокоррекционную работу или психологический семинар-тренинг. Поскольку «большинству пациентов нужна помощь в преодолении своих проблем, а не в обнаружении скрытых мотивов»1, то первичная метафора, предъявляемая клиентом, иносказательно описывает существующую проблему или запрос. Метафорический язык понятен подсознанию клиента и обращен к подсознанию психолога («в голове как кирпич», «засасывают дела - не вырваться», «хочу завязать», «часто выхожу из себя», «впереди - пустота» и т.д.), сопровождается языком тела (микро- и макродвижениями). Новый жанр психотерапевтической литературы XX-XXI веков и собственная практика призывают нас приступить к изучению языка бессознательного. Как известно, лучший способ изучения языка - погрузиться в реалии той страны, где говорят на этом языке2.

 

Дальнейшее взаимодействие зависит от профессиональной подготовки и предпочитаемых методов активного обучения и психокоррекции. Приверженцы психодинамических и гуманистических методов проводят личность через осознание предъявленных метафор, необходимых изменений, целей и мотивов ее развития. Сторонники телесно-ориентированного подхода, НЛП и нового гипноза - предпочитают работу с симптомом без проецирования на сознательный уровень, так что метафора проблемы трансформируется в метафору решения. Главное, что и в том, и в другом подходе личность клиента, интегрируя полученные изменения, проявляет тенденцию к развитию, что отражается на уровне субъективного опыта человека в форме метафор (глубинной сущности2, исцеления2, ко-трансфор-мации3 и т.д.). Происходящие при этом изменения можно наблюдать как в виде телесных метафор («снятие зажимов»), так и словесных ассоциативных и оценочных сообщений.

 

Каковы же основные тенденции формирования целостной метафоры развития личности, предъявляемой ею в качестве субъективного индикатора завершенности психокоррекционного процесса?

 

Наряду с тем, что содержание и количество таких метафор сугубо индивидуально для каждого человека, одним из критериев их эффективности является способность индивидуума полностью принять метафору, жить в ней, объединиться или ассоциироваться с ее образом. Если в начале заявлены болезненные симптомы, которые человеку хочется «вырвать с корнем», «отбросить» и т.д., то итоговая метафора с применением ресурсов вызывает желание «окунуться», «вдохнуть», «почувствовать ее в себе и вокруг», и часто представляется естественным, давно знакомым, просто временно забытым состоянием. В процессе объединения с метафорой наблюдаются признаки измененного состояния сознания, что на уровне физиологии проявляется в замедлении и углублении дыхания, снижении мышечного тонуса, симметрии тела и т.д. По мнению ряда авторов, при этом следует учитывать особую ценность языка предъявляемых описаний: используя язык клиента, «не замутненный» собственными интерпретациями и представлениями о правильности3, мы можем напрямую обращаться к его подсознанию и заложенным в нем ресурсам трансформации2.

 

Индивидуальная метафора исцеления и развития не воспринимается человеком как нечто привнесенное извне. Задаваясь вопросом о том, откуда появляются этот образ, ощущения, звуки или слова, индивидуум обнаруживает, что их источник, как правило, находится внутри, причем чаще всего отмечается локализация по средней линии тела. Различные психокоррекционные и обучающие техники практической психологии могут первоначально обнаруживать необходимую метафору в прошлом или будущем клиента, она также может быть ресурсом, позаимствованным у кого-то из его знакомых, так что источник первоначально находится вне субъекта. Осваивая психотехнику, он в то же время осваивает заложенный в ней процесс обмена ресурсами и объединения с развивающей метафорой. Ассоциированная клиентом, метафора трансформируется в соответствии с его индивидуальностью, обретая самостоятельное существование и самостоятельный источник, принадлежащий ему самому в настоящем («здесь и теперь»). Таким образом, можно принять наличие внутреннего источника как один из необходимых качественных критериев эффективной развивающей метафоры.

 

Еще одно свойство индивидуальной метафоры развития личности, обнаруженное в описаниях клиентами своих переживаний - тенденция к непрерывности, что способствует постепенному распространению ее (как «света» , «тепла», «легкости», «звуковых волн» и т.д.) по всему телу и за его пределами. Процесс личностной интеграции актуализирует значимые образы, в результате чего субъект воспринимает себя «светящимся» или «излучающим свет» различных участков цветового спектра. Этот эффект также сопровождается ощущениями, ключевым словом (фразой) или звуком. Поскольку обнаруженная метафора одновременно присутствует внутри и вовне, нередки ощущения изменения границ тела и переживания слияния, растворения или единства с миром вокруг. Следует заметить, что такие переживания динамичны: возникая в определенные моменты и выполняя свою роль, они затем сменяются другими, вполне будничными состояниями, так что у клиента всегда остается выбор и доступ к своим глубинным ресурсам.

 

Целостность переживания метафор достигается также полимодальностью восприятия и описания образов по принципу «вижу-слышу-чувствую». Довольно редко к этому опыту добавляются запаховые и вкусовые составляющие. В частности, метафора существования у одной клиентки сопровождалась ощущением запаха озона, в других случаях метафорические описания содержали указания на особый запах ветра, мятный запах или вкус. Продвижение к таким глубоким слоям психики может сопровождаться реакциями сопротивления, которые постепенно интегрируются в итоговую целостную метафору, используя энергию внутреннего конфликта на достижение позитивных целей личности. При этом обнаруживаются ранее отсутствующие презентации: к зрительным образам добавляются звуки, ощущения «всплывают» в виде образа и т.д.

 

Переживаемые синестезии в метафорах личностного роста позволяют субъекту приблизиться к «чувствам по поводу чувств» или эстетическому восприятию результата своей внутренней работы. Человек вступает в сферу «между эстетическим и психологическим», где «происходит почти полное слияние его с эстетическим объектом, что заключает в себе значительный потенциал для психической трансформации»3. Созерцание клиентом результатов своей творческой деятельности в психотерапии «может сопровождаться исцеляющими эффектами и расширением системы самосознания, а также вести к личностному росту»4. Оценочные сообщения, связанные с чувством прекрасного, аналогичны отзывам о произведении искусства, разница в том, что творцом является сам субъект, а произведением - его достижения в области личностного роста. Таким образом, познавая и совершенствуя себя в процессе решения проблем, индивидуум использует метафору в качестве орудия мысли, с помощью которого ему удается достигнуть самых удаленных участков его концептуального поля.

 

Использование образной “заряженности” личного пространства клиента лежит в основе короткой стратегической терапии, созданной М. Эриксоном2, развитой его последователями и “творческим Я” их клиентов. Благодаря творческому проживанию клиентом процесса психотерапии, основанного на кооперативном сотрудничестве с терапевтом, живая ткань практики создает метод либо направление, позволяет переместить фокус внимания с патологии на изменение и развитие личности.

 

Взаимодействие с эстетическими и физиологическими метафорами личности представляет собой многоуровневый процесс, охватывающий познавательный, эмоциональный и физиологический аспекты стратегий существования и мироощущения клиента. Такое взаимодействие требует предельной корректности терапевта в отношении языка, гибкости и креативности в выборе и конструировании терапевтических методов, готовности к взаимному самораскрытию в ходе глубинной психотерапии.

 

Метафора развития личности есть значимое переживание субъекта, обретенное им в ходе освоения психологических практик. Она является одновременно и средством, и индикатором исцеления. Будучи полностью принятой (ассоциированной) человеком, метафора в дальнейшем выступает его собственным ресурсом, к которому он имеет самостоятельный доступ и возможность дополнения и трансформации в соответствии со своими индивидуальными потребностями.

 

Отслеживая тенденции метафоры к ассоциированию, обретению внутреннего источника, присутствию во всем теле и полимодальности, ведущий психокоррекционного или обучающего процесса получает значимую субъективную информацию о глубине и качестве происходящих изменений. Безусловно, наряду с внутренними критериями их эффективности, получаемыми со стороны клиента, представляются важными сознательное и метафорическое, структурированное и неструктурированное описание и оценка процесса ведущим и независимыми экспертами.