Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А.

Задачи психосемантического исследования феномена глубинного «Я»

– Перспективы развития системного подхода в психологии: Материалы международной конференции. Саратов, 2008. с. 51-53.

 

Актуальность данного исследования связана с изменением внешних и внутренних условий развития личности. В числе внешних условий развития все чаще присутствуют экстремальные (нестандартные, кризисные, чрезвычайные) ситуации, не имеющие аналогов в ее предыдущем (а подчас и общечеловеческом) опыте и требующие особой внутренней силы и цельности для их преодоления. Внутренние условия развития личности сопряжены с современной тенденцией к росту духовности в мировоззрении людей, развитием высших потребностей, обуславливающих стремление увязывать решение своих текущих задач с целями самоактуализации и глубинными ценностями. Данная тенденция также прослеживается в психокоррекционном и тренинговом контекстах, в которых интегративные (объединяющие противоречивые элементы личности) приемы дают более стабильный эффект и обеспечивают большую независимость от психолога, чем диссоциативные, аналитические приемы, ориентированные на изменение отдельных элементов личности или тренировку отдельных навыков без учета целостной системы Я. В качестве ресурсов, необходимых для решения данных задач, разными авторами предлагается обращение к своей сущности[2,13,18], глубинной цели[4,7], глубинному «Я»[1,9,16,25], центру Я [15] или духовному центру[3], определения которых во многом синонимичны.

 

Для научного обоснования закономерностей и основных признаков обнаружения и функционирования глубинного «Я» в процессе развития и реконструкции личности необходимо прежде всего определиться с понятием глубинного Я и его местом в системе других понятий, провести сравнительный анализ существующих описаний как непосредственного опыта взаимодействия с данным феноменом, так и результата его последующего осмысления с целью выявления значимых структурных единиц языка, системы значений индивидуального и общественного сознания, связанных с феноменом глубинного Я, выделить его ключевые коннотативные и денотативные признаки в контексте ментального пространства отдельного субъекта и социальной общности – организации, рассматриваемой как живая система.

 

Реализация данных целей представляется возможной благодаря использованию современных методов психосемантического исследования [21,22] текстов описаний феномена глубинного Я, взятых из литературных источников, и стенограмм авторской работы в формате тренинга и консалтинга, посвященных генерации, описанию и осмыслению сущностных состояний человеком и организацией. Психосемантическое исследование феномена глубинного Я призвано решить следующие задачи:

- выявить структурно-семиотические единицы описаний, среди которых лексические (ключевые слова-указатели, вскрывающие глубинную структуру сообщений), грамматические, отражающие разнообразные аспекты когнитивной сложности и невербальные (в частности, выраженные графически) образы и символы;

- определить основные понятийно-тематические, пропозициональные и оценочные единицы описаний данного феномена, в частности проверить гипотезы о восхождении по логическим уровням личности [2,10,24], регрессе в предшествующие исторические эпохи[7] и метакоммуникации[1,5,11,26] в ходе взаимодействия с глубинным Я;

- обнаружить макроструктурные единицы в обозначении итоговых состояний глубинного Я или «кочующие» образы – архетипы, объединяющие описания представителей различных культур, ряд из которых на данный момент описан, но не имеет статистического подтверждения[2,7,11];

- изучить единицы, представляющие результаты концептуальных операций и творческого самовыражения, а именно метафоры, аналогии, каламбуры, аллитерации, которые характеризуют глубинное Я и могут быть использованы для построения коммуникации на сущностном уровне в актуальных ситуациях делового, учебного, психотерапевтического и личного взаимодействия.

 

Являясь по своему генезису операциональным, как и многие психологические понятия, которые можно раскрыть, только создав определенные состояния сознания[21], понятие глубинного Я в настоящее время получает теоретическое осмысление, входя в системные связи с другими понятиями психологии и смежных с ней наук. Данный феномен представляет собой сравнительно новую область познания, поэтому наряду с научными терминами в его описании присутствуют иконические формы языка[21]. Это сердцевина бытия, по Ассаджиоли[3], чувство цели и предназначения по В.Франклу[23], сущностный исток становления, развития человека по М.Лодыженскому и А.Лихачеву[15,16], источник жизненной энергии и продуктивности по М.Эриксону[25,26].

 

Глубинное Я для большинства людей находится в сфере неосознаваемого и лишь в особых критических ситуациях и внутренних состояниях становится доступным для осознания и анализа. Поэтому для познания и описания явления глубинного Я или сущности, человек использует преимущественно образное мышление и метафорический язык как онтогенетически более древние формы отражения действительности[8,12,17], тяготеет к синтезу в восприятии феномена и ноумена, составляющих в своем единстве символ[18,19]. Данная закономерность применяется в прикладных целях построения метакоммуникации с глубинным Я на основе символического языка, и в то же время по мере накопления эмпирического материала возникает задача перехода с одной – символической - системы языкового кодирования к другой – знаковой системе научных понятий.

 

В системе научных понятий глубинное Я рассматривается как сложное структурное и функциональное единство, гарантирующее целостность субъекта и сознания и выражающее личностный аспект идентичности[20]. Это надличностное образование, которое включает в себя личность как подсистему или имеет с ней обширную область пересечения, благодаря чему взаимодействие с ним позволяет выйти за рамки личности и произвести необходимые изменения личностных свойств и качеств[9,10], в поисках жизненных смыслов именно оно позволяет подняться над прежней ситуацией, выйти в иное смысловое пространство[6,23].

 

Таким образом, исследование психосемантических аспектов глубинного Я позволит сделать данный феномен более доступным для эмпирического и научного познания и дальнейшего практического использования.

 

Научный руководитель – к.псх.н., доц. М.М. Орлова

 

Литература

1.Ю.А. Абросимова Структура метакоммуникации в эриксоновской психотерапии, - Эволюция человека и общества, Саратов, 2000.

2.К. Андреас, Т. Андреас Сущностная трансформация, Воронеж, 1999.

3.Ассаджиоли Р. Психосинтез. Принципы и техники, М., 2002.

4.Аткинсон М. Материалы семинара-тренинга ИГиСП, М., 1995.

5.Будинайте Г.Л., Варга А.Я. Теоретические основы системной семейной психотерапии, – Журнал практической психологии и психоанализа, №4, 2005.

6.Василюк Ф.Е. Психология переживания, М., 1989.

7.Воотон Н. Работа с культурными и семейными травмами. Метафора спасения, М., 1998.

8.Выготский Л.С. Мышление и речь, М., 1999.

9.Гиллиген С. Терапевтические трансы. Руководство по эриксоновской гипнотерапии, М., 1997.

10.Дилтс Р. Стратегии гениев. Альберт Эйнштейн, М., 1998.

11.Ефимкина Р.П. Приемы метакоммуникации в психологическом консультировании и психотерапии, М., 2006.

12.Зильберман Д.Б. Откровение в адвайта-веданте как опыт семантической деструкции языка, - Вопросы философии. 1972. № 5.

13.Королькова Е.А. Я. Бёме и русская софиологическая мысль // сб. Русская и европейская философия: пути схождения. – М., 2002, с. 105.

14.Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. – М., 2005.

15.А.Лихачев Духовно-нравственная жизнь в категориях психологии, М., 1995.

16.Лодыженский М.В. Мистическая трилогия.Т2.Сверхсознание, М., 1913.

17.Медведев Д.А. Смысловой этап онтогенеза вербального отражения действительности, - Электронный научно-педагогический журнал, 2006.

18.Мраморнов О. П.А.Флоренский: Pro et contra. Личность и творчество Павла Флоренского в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология. СПб., 1996.

19.Мудьюгин М. Введение в основное богословие, М., 2005.

20.Никитина Е.А. Коммуникативный подход к интерпретации Я, М., 2004.

21.Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб., 2005.

22.Петренко В.Ф., Митина О.В. Анализ динамики общественного сознания. М. 1997.

23.Франкл В. В борьбе за смысл, М., 2000.

24.Холл М., Боденхамер Б. Полный курс НЛП. Программа для прохождения международной сертификации. – СПб, 2006.

25.Эриксон М. Стратегия психотерапии, СПб, 2000.

26.Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности, М., 1999.