Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А.

Особенности многоуровневой коммуникации в эриксоновской психотерапии

. - Материалы девятых Страховских чтений, Саратов, 2000. С. 157-159.

 

С понятием многоуровневой коммуникации в психотерапии Милтона Эриксона и его последователей мы встречаемся в описаниях терапевтических сессий, использующих метафоры и парадоксы для управления вниманием клиента и формирования автономных бессознательных реакций. Как правило, в данной литературе выделяются два основных уровня коммуникации - сознательный и бессознательный6. Например, на сознательном уровне пациенту сообщается увлекательная история, часть слов или фраз в которой маркируется, активируя поиск бессознательных ресурсов или давая прямые указания бессознательному на новое поведение.

 

Более подробный анализ многоуровневой коммуникации и, в частности, ее использования в практике обучения эриксоновскому гипнозу и самогипнозу, обнаруживает в ней целый ряд слоев или подуровней, на которых воспринимается сообщение психотерапевта и благодаря которым происходит переструктурирование бессознательных процессов клиента, изменяя его внутренние и внешние реакции. Обращаясь к области сознательного, психотерапевтическое сообщение чаще всего апеллирует к системе ценностей и убеждений клиента, подчеркивает целостность и своеобразие его личности. В сфере бессознательного при этом могут быть получены указания на гармонизацию физиологических процессов, изменение стратегий и мета-программ и т.д. Рассмотрим данный вид коммуникации на примере одной из универсальных многосоставных метафор, используемых в различных модификациях гипнологами эриксоновского направления.

 

После вводной беседы или формального наведения клиенту предлагается представить фильм о себе самом либо о похожем на себя человеке. В рассказ о фильме встраивается серия «отступлений», утилизирующих различные аспекты заявленной проблемы. Задача психотерапевта при составлении данной метафоры - задействовать как можно больше осознаваемых и неосознаваемых слоев коммуникации, так чтобы она предусматривала все возможности реагирования и была полностью принята слушателем. Поэтому профессионально сконструированная метафора обычно не вызывает сознательного сопротивления терапии и воспринимается как рассказ, несущий в себе интересный опыт. Используя полученную в предварительном диалоге с клиентом информацию о его интересах, индивидуальных стереотипах, полезных навыках и ресурсах, терапевт предлагает ему мысленно отправиться в кинозал или посмотреть фильм у себя дома или с друзьями, т.е. выбирается наиболее привычный и приемлемый контекст для внутренней работы. Тем самым производится диссоциация: сознательно клиент знает, что находится в контексте «здесь и сейчас» (психотерапевтическом или повседневной беседы), в то время как его бессознательное ассоциирует предложенное в рассказе место с чувством комфорта и безопасности. Существует и еще один - интерактивный - уровень коммуникации, на котором психотерапевт сообщает о своем позитивном отношении и может обозначить позиции для дальнейшей работы («я тебе помогаю», «ты делаешь это сам», «мы вместе делаем это» или «есть кто-то (что-то) другой, который поможет достичь цели» и т.д.). Тем самым создается наиболее конструктивный внутренний контекст психотерапии, предоставляющий клиенту возможность самоисследования и доступа к своему нереализованному потенциалу.

 

М.Эриксон, производя свои внушения, особое внимание также уделял коммуникации на уровне физиологии. Например, развивая метафору с кинофильмом в классическом эриксоновском наведении транса, рекомендуется предложить клиенту расположиться для просмотра в удобном кресле и «не входить в транс, пока не усядетесь глубоко в кресле напротив экрана». Таким образом, сознание получает сообщение, обезоруживающее возможное сопротивление внушению («не входить в транс»)6, в то время как для бессознательного: 1) предлагается индивидуально приемлемый контекст, обеспечивающий возможность транса («пока вы не...»), 2) создается установка принятия сказанного прежде6, а также ассоциативное указание на погружение в транс («усядетесь глубоко...»), 3) предлагается выбор: войти в транс в том месте, где клиент будет просматривать фильм, или не входить в транс, находясь в каком-нибудь другом месте («в кресле напротив экрана»). Взаимодействуя на двух уровнях, Эриксон ассоциировал каждый фрагмент внутреннего опыта и внешнего поведения клиента «с развитием еще одного кусочка транса, замыкая каждую частичку продолжающегося поведения на еще одно легко приемлемое внушение»6.

 

Полученные трансовые переживания используются как в диагностических, так и в терапевтических целях. Коммуникация на уровне физиологии позволяет управлять своими ощущениями, в частности, долговременными болевыми симптомами. Примером многоуровневого сообщения в контексте продолжения метафоры кинофильма является просмотр позитивных фрагментов из детства или другого времени, когда не было симптомов боли, либо созерцание морского прибоя, в котором периоды приливов сокращаются, а отливов - постепенно увеличиваются, либо предложение представить свое (или героя) участие в празднике, во время которого можно забыть о боли, а также посчитать, сколько еще будет праздников в году и не забыть выделить время на подготовку и приятные воспоминания о каждом празднике. В данном случае сам по себе контекст просмотра кино диссоциирует от ощущений «здесь и сейчас», объединяя пациента с физиологией «там и тогда», ассоциированной с улучшением самочувствия. Его сознание фокусируется на воспоминаниях очередности и внешних подробностей событий, бессознательное - восстанавливает ресурсы восприятия, свободного от боли, сокращает периоды приступов боли, создает проекцию на будущее, когда для боли практически не остается времени2.

 

В своей работе с физиологическими ощущениями мы часто используем двойную диссоциацию: предлагаем клиенту представить себе фильм об Эриксоне, видящем «защитные сны», где он представлял себя с совершенно другим набором реагирований организма. И в то время как сознание занято отслеживанием опыта авторитетного ученого и практика, бессознательное получает: 1) возможность интуитивного обучения трансу, 2) конкретные указания на изменения восприятия и ощущений, 3) выбирает индивидуально подходящий для себя способ реагирования.

 

Существует также и целый ряд других уровней метафорического сообщения, среди которых - обучение навыкам и обучение как развитие способности обучаться, ориентация на изменение и дополнение своих убеждений и ценностей, на развитие себя как личности и т.д. В зависимости от индивидуальных особенностей слушателя данные сообщения могут передаваться как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Модель эриксоновской психотерапии отдает предпочтение бессознательному в решении клиентских проблем, поскольку сознательно обратившийся с ними (пока) не справляется. Поэтому, если он, например, склонен к анализу и рационализации и имеет проблему, связанную с эмоциональной закрепощенностью, то в рамках метафоры кинопросмотра ему предлагается подробно исследовать традиции иной культуры, присутствуя на обряде посвящения (инициации). Образные и символические аспекты данной метафоры являются предметом отдельного исследования3,4, следует только отметить, что на сознательном уровне клиенты, как правило: 1) заняты изучением необычных традиций и обрядов, 2) обнаруживают значимые события своего прошлого, так или иначе связанные с проблемой, 3)принимают решение об участии в описываемой процедуре, 4) признают ценность полученного опыта. На бессознательном уровне происходят: 1) идеомоторные сигналы «да-нет», 2) выход на поверхность буквальных индивидуальных ассоциаций, прежде подавляемых, 3) обучение навыкам эмоционального реагирования, 4) обнаружение скрытых аспектов своей личности, 5) направление к личностной интеграции, 6) признание ценности полученного опыта.

 

Завершая краткий обзор основных особенностей многоуровневой коммуникации, следует подчеркнуть, что благодаря ей эриксоновская психотерапия представляет собой «тщательно планируемое продолжение... процессов обычной жизни», в котором мы становимся восприимчивы к «собственному внутреннему опыту и нереализованным возможностям в самых неожиданных аспектах»6. Многослойность эриксоновских метафор и историй позволяет им органично встраиваться в повседневное общение, инициируя слушателей «перерасти свои ограничения и «испытать мгновения свободы, в которые может расцветать индивидуальность»6.

 

Л и т е р а т у р а

1.С.Гиллиген Терапевтические трансы, М., 97.

2.К.Лэнктон, С.Лэнктон Волшебные сказки, Воронеж, 96.

3.Д.Соколов Сказки и сказкотерапия, М., 99.

4.В.Стюарт Работа с образами и символами в психологическом консультировании, М., 98.

5.М.Эриксон Стратегия психотерапии, СПБ, 00.

6.М.Эриксон, Э.Росси, Ш.Росси Гипнотические реальности, М., 99.