Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А.

Структура метакоммуникации в эриксоновской психотерапии

 

Понятие «метакоммуникация» было введено Эрнстом Росси для описания бессознательных процессов, происходящих в ходе психотерапии доктора медицины Милтона Эриксона - автора современного недирективного гипноза.

 

Э.Росси отмечает, что «термин «метакоммуникация» родился в рамках математической логики и соответствует мировоззрению и ученых-исследователей, и клиницистов, приближая понятия глубинной психологии к терминологии современной математики, кибернетики и системной теории»8.

 

В то время как Росси называет метакоммуникацию синонимом бессознательного, у других представителей эриксоновского направления - Гиллигена и Бейтсона - бессознательное выступает синонимом психики как кибернетической системы, «состоящей из замкнутых информационных... сетей, по которым передаются различия (категории, идеи) и изменения этих различий»6 . По Бейтсону она означает не только внутриличностные взаимосвязанные системы, но и межличностные связи5. Например, клиент может быть частью «группового сознания», с этим также связано и переживание межличностного транса гипнотерапевтом и клиентом3.

 

Согласно Бейтсону и Гиллигену, метакоммуникация (бессознательное как система обеспечения целостности) входит в структуру глубинного «Я»6. Психотерапевтическое взаимодействие с глубинным «Я» в эриксоновской терапии представляет собой многоуровневый процесс, охватывающий познавательный, эмоциональный и физиологический аспекты существования и мироощущения клиента2. Выражаясь метафорически, глубинное «Я» представляет собой внутреннюю силу, а метакоммуникация - процесс реализации или функцию силы. Взаимодействуя с данной функцией, можно ее активировать, направлять, обучать клиента пользоваться ею самостоятельно и творчески, и первое, что необходимо сделать - это открыть к ней доступ человеку, ограниченному сверхконтролем своих сознательных процессов1.

 

Рассмотрим подробнее структуру и содержание метакоммуникации на примере использования эриксоновских гипнотических внушений. Функциональная схема метакоммуникации может быть представлена следующим образом (в скобках указаны психотерапевтические стратегии и ответные реакции клиента):

 

Вступление в сферу метакоммуникации как в бессознательный режим функционирования может совершаться в ассоциативном и диссоциативном гипнотических контекстах. Ассоциативный контекст предполагает отсутствие сознательного сопротивления и использует все возможные реакции естественного транса, мотивирующие истории и ряд гипнотических феноменов (фиксация взгляда, релаксация, каталепсия, левитация и т.д.). В результате достигается переход к «внутренне ориентированному, не требующему усилий и основанному на воображении способу переработки информации, который характерен для транса»6. Достигнув сосредоточенности внимания клиента, психотерапевт (или клиент в самогипнозе) получает доступ к бессознательным процессам и возможность развить их, интегрируя с ростом личности.

 

Диссоциативный контекст доступа к бессознательным процессам изобилует самыми необычными психотерапевтическими стратегиями, предназначенными для пациентов, которые «ни за что не согласятся слушаться других, если не считаются сначала с их собственным поведением, их возмущением и сопротивлением»7. При этом «они отчаянно нуждаются в лечении, однако не способны выйти из круга подавляющих их клинических проблем и преодолеть сопротивление, не позволяющее им начать лечение»6.

 

Используя методы перегрузки, замешательства и двойных связок, психотерапевт добивается «замутнения» сознательных систем отсчета и восприимчивости к внушению, предоставляя клиенту одновременно и сопротивляться и уступить8. Сознанию клиента предлагается проявлять всевозможные реакции сопротивления, в то время как бессознательное совершает важную работу для достижения терапевтических целей. В диссоциативном наведении метакоммуникация выполняет функцию «подтекста», меняющего смысл первичного послания и находящегося на более высоком уровне абстракций (например: «что-то произойдет, но вы не будете делать это с сознательным намерением, ваше бессознательное сделает это»). Создавая подобное противоречие, метакомуникация позволяет расстроить ригидные способы функционирования и задействовать бессознательные и непроизвольные процессы.

 

Активированный таким образом бессознательный поиск является центральным звеном процесса метакоммуникации терапевта и пациента, часто он сопровождается переживанием межличностного транса как внешне ориентированного измененного состояния сознания, настраивающего на бессознательную спонтанность3. Все внимание терапевта поглощено клиентом, при этом бессознательные процессы обеих сторон работают автономно и продуктивно: у гипнотерапевта - с целью руководить клиентом и наблюдать за ним, у клиента - с целью трансформировать свой внутренний опыт6.

 

Предоставляя своему бессознательному управлять ходом терапии, опытный психотерапевт интуитивно выбирает необходимые многосоставные внушения, метафоры и парадоксы4, изменяет динамику коммуникации, делая паузы для самостоятельной работы клиента и подготавливая почву для автономного функционирования его бессознательного в процессе продвижения к цели терапии.

 

Согласно утилизационной теории Эриксона, гипнотическое внушение «представляет собой процесс вызывания и утилизации собственных психических процессов пациента таким образом, что они оказываются вне обычного спектра контроля его Эго... Утилизируя любые ассоциации и мыслительные навыки, уже имеющиеся у конкретного пациента,...(их) можно мобилизовать, расширить, вытеснить для достижения специфических гипнотических явлений и терапевтических целей»8. Примечательно, что такие явления происходят на уровне бессознательных процессов метакоммуникации как в результате формального наведения, так и в повседневной жизни «каждый раз, когда внимание зафиксировано вопросом или ...необычным переживанием, или чем-то еще, что притягивает интерес человека». Он входит в так называемый «повседневный транс», на мгновение теряя связь с окружающим миром, пока не завершит свой внутренний бессознательный поиск идеи, реакции или системы координат, которая вернет ему стабильность общей ориентации в реальности. Согласно гипотезе Э. Росси, «в повседневной жизни сознание находится в состоянии постоянного колебания между... ориентацией в реальности и моментами действия бессознательных процессов трансовой микродинамики»8.

 

Бессознательные процессы, происходящие на данном этапе метакоммуникации, по сути своей являются переживанием терапевтического или повседневного транса, в котором пациенты «получают нечто изнутри себя»8. Задача гипнотерапевта в этой фазе взаимодействия - создать обстоятельства, обеспечивающие способность клиента принимать внутренний опыт, узнавать его ценность и уникальность, а также возможность использовать для терапии. Росси подчеркивает, что такое определение транса сходно с понятием медитации (от латинского meditari - сдвигание к центру): «сознание ... сдвигается к центру (бессознательному), где оно может достичь целостности - в установлении союза с тем своим содержанием и склонностями, которые были отключены от него»8.

 

Аналогичные явления мы наблюдаем в процессе движения к глубинному «Я»2. Внутренний опыт клиента наполняется такими феноменами как дезориентация во времени и пространстве, психосоматические иллюзии, возрастной регресс и возрастной прогресс и другие изменения восприятия и самовосприятия. Он также обнаруживает неожиданные для себя взаимосвязи внешних и внутренний явлений, проводит своеобразную «ревизию» своей личностной истории и т.д.

 

Согласно многочисленным клиническим экспериментам, такой процесс таит в себе бесконечные возможности творчества, исцеления и обучения. «Эриксон сначала освобождает сцену разума от загромождения приобретенными пациентом ограничениями» и затем помогает ему использовать «собственный уникальный жизненный опыт и ассоциации для того чтобы создать и перестроить себя изнутри, на бессознательном уровне, без посредства сознательно направляемого мышления»8. Например, обучая врачей методам гипнотической коммуникации, Эриксон говорил: «вы развиваете свои собственные методы психотерапии, не зная, что вы их развиваете», давая тем самым скрытые указания на обучение в измененном состоянии сознания. Эта точка зрения полностью соответствует тому, что нам известно о роли сознания и бессознательного (метакоммуникации) в творческих процессах: «теоретически сознание рассматривается как исключительно принимающая станция для новых комбинаций креативного процесса, который на самом деле происходит на бессознательном уровне»8.

 

Подобные феномены «исцеляющей атмосферы» коммуникации с бессознательным, в которой пациент сам находил решение своей проблемы, отмечались также в ранних гипнотерапевтических подходах Льебо, Бернгейма и Брейда.

 

Гипнотические формы, используемые в эриксоновской психотерапии, по сути своей являются коммуникационными приемами, которые «представляют собой фрагменты и осколки новой науки прагматики - науки об отношениях между знаками и пользователями знаков». Эриксоновская коммуникация создает контекст «свободного исследования и обучения, не обремененного некоторыми сдерживающими моментами из прежней жизни пациента..., позволяя открыться его внутреннему потенциалу»8.

 

В этом контексте гипнотический отклик пациента может рассматриваться как своеобразный результат или промежуточный результат метакоммуникации. Клиент обнаруживает нечто, ранее ему неизвестное, создает необходимые ему новые поведенческие формы и элементы личностного стиля, интегрирует полученные паттерны и ориентируется на их дальнейшее развитие2. Таким образом, эриксоновская метакоммуникация помогает выйти более высокий уровень абстракции, «который может быть более мудрым, более психотическим, более юмористическим, более религиозным и т.д.»5, автономный и непроизвольный, он «находится вне обычного спектра самоуправления и контроля человека»8.

 

В целом понятийный аппарат эриксоновской психотерапии пребывает в стадии становления: термин «метакоммуникация» нередко заменяется многоуровневой коммуникацией и в то же время настойчиво проводится параллель между метакоммуникацией и бессознательным. Поэтому на данном этапе развития эриксоновских определений, очевидно, можно говорить о метакоммуникации как о бессознательной коммуникации, связанной с расширением привычных форм и способов реагирования клиента и терапевта.

 

Л и т е р а т у р а

1.Ю.А. Абросимова Формирование понятия глубинного “Я” в эриксоновской психотерапии,- Вопросы акмеологии, Саратов, 1999.

2.Ю.А. Абросимова Структура взаимодействия с глубинным “Я” в эриксоновской психотерапии, Саратов, 1999.

3.Ю.А. Абросимова Использование межличностного транса в управлении процессом коммуникации,- Системный подход в психологии, Саратов, 2000.

4.Ю.А. Абросимова Особенности многоуровневой коммуникации в эриксоновской психотерапии,- Материалы девятых страховских чтений, Саратов, 2000.

5.Bateson, G. Personal communication. Letter of November 10, 1975.

6.С. Гиллиген Терапевтические трансы, М., 1997.

7.М.Эриксон Стратегия психотерапии, СПБ, 2000.

8.М.Эриксон, Э.Росси, Ш.Росси Гипнотические реальности, М., 1999.