Научно-практический центр Эриксоновской Коммуникации

г.Саратов, ул. Московская, 96 (в арку), т. 56-20-98, 34-67-29

This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

проводит семинары-тренинги и оказывает консультативную помощь с 1991 г.

 

Абросимова Ю.А.

ДИНАМИКА СИСТЕМ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В КОНТЕКСТЕ ИНТЕГРАТИВНОГО ТРЕНИНГА: ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

– Консультативная психология: теория и практика. Саратов, 2011.

 

Теоретическая рефлексия практического опыта ведения тренингов нацелена на повышение их эффективности, развитие профессионального мировоззрения исследователя, оптимизацию взаимодействия в системе «участник-группа-тренер». Использование для этого психосемантических методов исследования обусловлено прежде всего их методологическими основаниями - возможностью преодолеть противостояние субъектного и объектного подходов к изучению человека, рассматривая его «не как набор объективных характеристик в пространстве диагностических показателей, а как носитель определенной картины мира, как некоторый микрокосм индивидуальных значений и смыслов»1.

 

Интегративный тренинг как инструмент развития личности имеет своей целью активизацию процессов интеграции личности, являющейся одним из важнейших аспектов психического здоровья. Задачи интегративного тренинга состоят в создании контекста самосовершенствования или транскоммуникативного пространства2 и обучении процедурам интеграции потребностей, воспринимаемых личностью как противоречащие друг другу, а также различных аспектов образа Я и системы отношений с миром.

 

Современный интегративный тренинг является интегративным не только по результату, но и по процессу, поскольку включает в себя методы различных психотерапевтических школ и направлений. В данном случае были использованы методы психосинтеза, арттерапии, нейролингвистического программирования и квантовой психологии, направленные на осознание и преодоление внутренних противоречий, повышение адаптации и самореализации участников обучения.

 

Структура интегративного тренинга состояла из этапов: снятия запросов в самопознании и саморазвитии участников; знакомства с моделями достижения ресурсных состояний (в лексике участников они обозначались как состояния силы, спокойствия, счастья, активности, творчества); обучения процедурам самоисследования глубинных ценностей и интеграции с ними; обучения процедурам расширения контекста самореализации в различных социальных системах; анализа результатов обучения в нестандартизированной (новый опыт, полученный каждым участником и группой в целом, постановка целей дальнейшего становления3) и стандартизированной (приведенный ниже психосемантический анализ) форме.

 

Содержательная направленность интегративного тренинга предполагает использование в качестве ключевого образа интегрированной личности (ОИЛ), который был изучен в данном контексте как «опытным» путем через проживание процесса интеграции участниками тренинга, так и методами научного психосемантического анализа, позволяющими осознать основные закономерности данного процесса. Психосемантика исследует системы значений, представляющих организующую силу образа4, позволяет изучать регуляцию построения образа предметными нормами5, предоставляет единый способ описания содержания сознания и механизмов его изменения6 посредством изучения смысловой стороны речи, системы значений. Значение при этом является элементом содержания общественного и субъективного опыта, молярной единицей передачи опыта от субъекта к субъекту (человеческой общности)7.

 

Таким образом, исследуя системы значений участников тренинга, мы можем проследить изменение их представлений об ОИЛ в результате получения нового опыта в сфере личностной интеграции.

 

Феномен интегрированной личности изучался и изучается широким кругом исследователей, представляет собой целостную динамическую саморазвивающуюся систему, рассматривается на уровне компонентов психического явления – когнитивного, эмоционального, поведенческого8, критериев интегрированности личности9, ее ядерных составляющих и интегральных свойств10. Психосемантический анализ образа интегрированной личности обнаруживает микроструктурный уровень ОИЛ (лексические единицы и их категории), уровень обобщенных компонентов (анализируемые понятия и переживаемые состояния) и интегральный уровень (обобщенные категории-факторы и ядерные аспекты образа). Микроструктура ОИЛ, выявленная в нашем предыдущем исследовании11, использовалась при построении тренинговых и исследовательских процедур следующего этапа, направленного на изучение обобщенных и интегральных компонентов ОИЛ в системах представлений участников тренинга.

 

Контекст интегративного тренинга предоставляет возможность сравнительного анализа систем представлений его участников до и после занятий, который выполняет задачи выявления динамических и ядерных составляющих данных систем каждого участника, группы в целом и ведущего тренинг, определения основных тенденций сдвига семантических кодов как показателя произошедших изменений, а также позволяет проверить гипотезы о трансляции смыслов и едином семантическом коде на материале изучения сложных психодуховных образов.

 

В качестве экспериментальной тренинговой группы использовались участники тренинга «Студия внутреннего дизайна», в количестве 10 человек в возрасте от 20 до 35 лет, из них: 5 мужчин, 5 женщин; с неполным и полным высшим техническим образованием – 5 чел., гуманитарным – 5 чел.; левшей – 4, правшей – 6 человек. Участникам тренинга предлагалось оценить с помощью семантического дифференциала (25 классических осгудовских шкал и 8 авторских) изучаемые на тренинге явления до начала и по окончании первого дня занятий. Оценивались 16 явлений, определенных на предыдущем этапе исследования ОИЛ как наиболее часто встречающиеся в смысловой связи с понятием «интегрированная личность» в текстах психологического, философского, психотерапевтического содержания и самоотчетах испытуемых, проходящих процесс личностной интеграции.

 

По результатам автоматизированного контент-анализа12, в список данных явлений вошли: личность; сущность; я; мир; самореализация; трансперсональное общение; интегрированная личность; особые состояния сознания; внутреннее спокойствие; любовь; принятие себя; состояние бытия (существование); гармония внутреннего и внешнего мира; мудрость; целостность, единство с миром; инсайт (озарение, просветление). Ответы участников тренинга обрабатывались путем факторного анализа методом главных компонент с критерием вращения Варимакс Кайзера. Полученные данные отражены на рис. 1 и 2 в виде семантических пространств исследуемых явлений в масштабах основных факторов, объясняющих наибольший процент общей дисперсии.

 

Первое пространство рис. 1 иллюстрирует системы представлений группы участников до начала тренинга. Первый фактор, объясняющий 65,6% общей дисперсии, включает в себя: трансперсональное общение, личность, саморелизацию, сущность, особые состояния сознания, интегрированную личность, инсайт, мудрость, мир, - может быть интерпретирован как познаваемые для участников явления, так как они обозначались ими на стадии постановки индивидуальных целей обучения. Во второй фактор, объясняющий 9,1% дисперсии, вошли: принятие себя, любовь, внутреннее спокойствие, гармония внутреннего и внешнего мира - явления, постигаемые на уровне чувственного опыта, - среди осознанных целей обучения обозначены не были. Далее по мере убывания значимости отдельные факторы образовали: я (8,1%); целостность, единство с миром (6,3%); состояние бытия (3,7%).

рис.1

Семантическое пространство познаваемого (осознанного) – F1 и чувственно постигаемого – F2 для участников группы (слева – до, справа – после тренинга)

 

Расположение исследуемых явлений в семантическом пространстве основных факторов обнаруживает противопоставление по фактору чувственного постижения представлений о мире и состоянии бытия всем остальным явлениям, свойственное группе до начала занятий. При последующем совместном анализе с группой полученных результатов, респонденты интерпретировали мир и состояние бытия как внешний контекст своего самоосуществления («то, где я живу и развиваюсь»).

 

В процессе тренинга его участникам предоставлялась возможность проживания индивидуального опыта интеграции, в результате которого состояние бытия (существование) приобрело дополнительное значение – состояния, переживаемого в процессе интеграции (импрессивной включенности в происходящее по В.И. Кабрину13) наряду с другими ключевыми состояниями ОИЛ (внутренним спокойствием, любовью, принятием себя, гармонией, целостностью с миром). Также давалась краткая информация о содержании понятий личность, сущность и интегрированная личность.

 

Представления участников об исследуемых явлениях по окончании первого дня тренинга отражены в правой части Рис. 1. В состав первого фактора, объясняющего 47,9% общей дисперсии, вошли гармония внутреннего и внешнего мира, личность, интегрированная личность (ИЛ), самореализация и внутреннее спокойствие. Гармония и спокойствие были наиболее часто встречающимися в процессе интеграции, разделяемыми всеми участниками тренинга, «понятными» состояниями, таким образом они наряду с понятиями личности, ИЛ и самореализации образовали фактор познаваемых (осознанных) явлений. В результате тренинговой практики интеграции расширился состав фактора чувственно постигаемых явлений (15,4% общей дисперсии): в него вошли сущность, любовь, инсайт, особые состояния сознания и состояние бытия. Третий фактор, объясняющий 10,7% дисперсии, образовали мудрость, я и принятие себя, иллюстрируя своим содержанием очевидную истину о необходимости самопринятия и самопостижения для обретения ценностей духовного уровня (состояния мудреца). Четвертый фактор (8,2%) составили трансперсональное общение и целостность с миром, пятый (6,9%) – мир, интерпретируемые группой как внутренний и внешний контексты самоосуществления («условия, благодаря которым и в которых мы развиваемся, реализуемся»).

 

Как у всей группы, так и у каждого отдельного участника по окончании первого дня тренинга наблюдается эффект поляризации оценок по шкалам: в среднем по группе количество максимальных оценок (+3 и -3) возрастает на 45%, на индивидуальном уровне каждого участника – от 20 до 55%, что характерно для начальной стадии обучения12. Снижение процента дисперсии, объясняемой первым фактором, также подтверждает сдвиг семантических кодов от концентрации (в первом факторе) у группы до тренинга к разбросу значений (в трех основных факторах) после занятия - на 9%. На индивидуальном уровне данная тенденция подтверждается у правшей (показатели первого фактора снижаются в среднем на 12 %) и является противоположной у левшей (повышение в среднем на 4%), что, возможно, обусловлено преобладанием у последних синтетического типа мышления. Наиболее выраженное повышение концентрации значений в первом факторе прослеживается у участника (левши), имеющего самостоятельный опыт ведения тренингов и практику вхождения в трансперсональные состояния (6%): сказалась профессиональная склонность к осознаванию и систематизации опыта, полученного на тренинге.

 

Наряду с динамическими аспектами исследуемого ОИЛ были выявлены наиболее устойчивые к тренинговому воздействию элементы: для группы в целом ими оказались любовь и инсайт, сохранившие свои основные показатели по всем факторам, а также наблюдалось единодушное повышение связности таких явлений, как я и принятие себя (по группе – в 1,5 раза; у каждого участника – от 43 до 65%), сохранение показателей связности особых состояний сознания и сущности при инверсии знака последней. Всё это позволяет сделать предположение об отражаемых данными явлениями ядерных аспектах исследуемого образа.

 

Семантическое пространство основных факторов (рис.1, справа) для участников группы после тренинга обнаруживает противопоставление по фактору чувственного постижения представлений о сущности всем остальным явлениям, объясняемое респондентами тем, что изменилось их понимание данного явления: «не сущность вообще, а человеческая сущность, сущность как источник всего остального, что мы здесь осваиваем».

 

Рассмотрим основные тенденции в динамике представлений у ведущего интегративный тренинг. Расположение исследуемых явлений в пространстве основных факторов перед началом тренинга более равномерно, чем у группы, что обычно связывают с дифференцированностью их восприятия. Первый фактор, объясняющий 27,2% общей дисперсии,

Рис. 2.

Семантическое пространство познаваемого (осознанного) – F1 и чувственно постигаемого – F2 для ведущего тренинг (слева – до, справа – после тренинга)

 

содержит следующие явления: инсайт, трансперсональное общение, самореализация, гармония внутреннего и внешнего мира, которые для меня являются как познаваемыми (осознаваемыми), так и сознательно транслируемыми (были заявлены в программе тренинга). Второй фактор – 24,3% дисперсии: принятие себя, внутреннее спокойствие, особые состояния сознания, любовь, состояние бытия, сущность, - преимущественно постигаются автором через чувственный опыт. Третий по объему дисперсии фактор составили личность и мудрость (14,6%), четвертый – единство с миром и мир (12,6%), пятый – я и интегрированная личность (7,6%) – объясняется профессиональной необходимостью вхождения тренера в состояние интегрированности перед началом занятий.

 

По окончании первого дня тренинга у ведущего наблюдается тенденция к концентрации явлений в основном факторе: первый фактор, объясняющий 51,8% дисперсии, включает в себя самореализацию, трансперсональное общение, инсайт, любовь, интегрированную личность, единство с миром и состояние бытия, - может быть интерпретирован как осознаваемая информация в результате анализа опыта интеграции участников тренинга (самореализация обозначалась ими как один из желаемых эффектов интеграции личности; любовь, единство с миром и состояние бытия – как ключевые переживания интеграции). Второй фактор, объясняющий 17% дисперсии, составили я, сущность, внутреннее спокойствие, особые состояния сознания, гармония внутреннего и внешнего мира; противоположный полюс второго фактора представлен понятием личность, - отражает одну из особенностей авторской стратегии: в качестве ресурсов для развития (интеграции) личности использовать чувственно постигаемые явления. Меньшие по объему факторы составили мудрость (11%), мир (8,2%) и принятие себя (6,6%).

 

Наиболее устойчивыми в контексте тренинга для ведущего оказались оценки явлений: сущность, самореализация, трансперсональное общение, особые состояния сознания, внутреннее спокойствие, мудрость, инсайт. И так же, как и у группы, сохранились показатели связности представлений о сущности и особых состояниях сознания, что вновь указывает на ядерные аспекты исследуемого образа интегрированной личности. С целью проверки гипотезы о едином смысловом коде на следующей встрече с группой, которая состоялась через неделю после первого дня тренинга, участникам было предложено определить по описаниям на основании среднегрупповых оценок с использованием шкал семантического дифференциала, какому из исследуемых явлений они относятся. Эффект узнавания наблюдался в 70% случаев для явлений интегрированная личность и особые состояния сознания, остальные совпадения не являются статистически значимыми.

 

Таким образом, проведенное исследование дает возможность сделать следующие выводы:

- психосемантика как метод позволяет изучать сложные психодуховные образы, такие как образ интегрированной личности, выявлять закономерности ее формирования и развития;

- динамика представлений об ОИЛ в контексте интегративного тренинга различна у тренера и группы: динамика представлений группы в целом подчиняется закономерностям формирования нового отношения, выявленным Е.Ю. Артемьевой (сдвиг семантических кодов от концентрации – к разбросу значений); в то время как система представлений тренера обнаруживает «встречную» по отношению к группе динамику;

- гипотеза Е.Ю. Артемьевой о трансляции смыслов в процессе обучения14 реализуется в контексте интегрирующего тренинга в форме взаимной трансляции представлений от тренера к группе и от группы к тренеру;

- психосемантическое исследование вербальных аспектов представлений об ОИЛ дает возможность выявить его ядерные составляющие. Ядро, вокруг которого строится образ ИЛ, является относительно устойчивым, осознаваемым аспектом данного образа;

- динамические и ядерные аспекты ОИЛ наглядно отражаются исследуемыми переменными на уровне факторного анализа и построения семантических пространств;

- гипотеза о едином смысловом коде находит частичное подтверждение: в распознавании образов ИЛ и особых состояний сознания 70% испытуемых.

- построение семантического пространства позволяет проследить векторы развития ОИЛ: возникновение противоречий (противопоставления явлений) и тенденции их разрешения.

 

Обнаруженные закономерности психосемантики ОИЛ могут быть использованы для построения эффективной коммуникации как в тренингах личностного роста, так и в любых ситуациях глубинного многоуровневого общения15.

 

Примечания 1 Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1988. С. 47.

2 Кабрин В.И. Ноэтический потенциал человека как перспектива антропологической психологии // Сибирский психологический журнал. 2007. № 26. С. 13.

3 Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. Парадигмы, проекции, практики. М., 2002. С. 68-69.

4 Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980. С. 95. 5 Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

6 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М., 1983. С. 242

7 Выготский Л.С. Мышление и речь. М., 1934. С. 50.

8 Ольвинская Ю.Л. Гармоничность психологической организации личности как основа для развития потенциала самоактуализации // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия «Философия и социально-политические науки». СПб., 2006. С. 94.; Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Карвассарского Б.Д. СПб. 1998. С. 161.

9 Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994; Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики. СПб., 1997; Андреас К., Андреас Т. Сущностная трансформация. Воронеж, 1999.

10 Успенский П.Д. В поисках чудесного. СПб., 1992; Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. Парадигмы, проекции, практики. М., 2002.

11 Абросимова Ю.А. Образ интегрированной личности как предмет контент-анализа // Трансформационное общество: проблемы, их решение и перспективы развития. Саратов: РГСУ, 2008. С. 119-123.

12 Шалак В.И. Современный контент-анализ. М., 2004.

13 Кабрин В.И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал жизни личности: теория, методы, исследования. М., 2005. С. 31.

14 Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980. С. 167.

15 Муравьева О.И. Стратегии общения в структуре коммуникативной компетентности. Томск, 2003.